Размер шрифта:

Новости

Информационное агентство "Финмаркет" (группа "Интерфакс") опубликовало интервью с начальником Управления инновационных технологий и организаций промышленного комплекса Росимущества Алексеем Мироновым

29.11.2012 / Выступления и интервью / Доклады, отчеты, обзоры / СМИ о нас / Новости

"Протестные высказывания - хороший индикатор демократической и творческой процедуры" - руководитель управления Росимущества.

Росимущество завершило отбор независимых кандидатов в члены советов директоров 66 крупнейших госкомпаний. Из более чем 3 тыс. поступивших заявок от профессиональных директоров комиссией ведомства были одобрены 319, из которых 118 человек предложено в качестве независимых директоров и 201 - в качестве профессиональных поверенных. До 1 декабря итоговый список должен быть внесен Минэкономразвития для утверждения в правительство РФ. О критериях отбора и возникших в его процессе вопросах корреспонденту "Интерфакса" рассказал руководитель управления инновационных корпоративных технологий и организаций промышленного комплекса Росимущества Алексей Миронов.

- В преддверии заседаний комиссии вы говорили о 1,5 тыс. заявок от профессиональных директоров. Сколько из них в итоге было отобрано?

- Срок окончания приема заявок был 5 ноября в понедельник. Я называл цифру в 1,5 тыс. заявок по состоянию на четверг. То есть у нас оставались еще пятница, суббота, воскресенье и понедельник. За это время очень активно участники подавали заявки. В итоге к нам поступило больше 3 тыс. заявок для рассмотрения на комиссиях, которые мы проводили с 13 по 23 ноября.
Всего у нас 66 акционерных обществ в специальном перечне. Специальный перечень - это наиболее крупные госкомпании, этот перечень утверждается распоряжением правительства. Есть еще две компании, с которыми Росимущество не работает, - это "Оборонпром", там Минобороны осуществляет полномочия собственника, и Государственная транспортная лизинговая компания, там полномочия собственника осуществляет Минтранс. За исключением этих двух остаются 66, в которых полномочия собственника осуществляет Росимущество. В их советы директоров нами предлагается 495 кандидатов, из них 319 - это не госслужащие, то есть профессиональные директора, остальные выдвиженцы - это предлагаемые органами исполнительной власти, в том числе и Росимуществом, госслужащие. По российскому законодательству, если в совете директоров, например, 9 человек, а у государства имеется пакет в 51% акций, то количество мест в совете для государства - 5, но предложить кандидатов мы можем в рамках всего состава совета, то есть 9 человек. Практически во всех случаях (из 66 компаний спецперечня - ИФ) мы предлагаем кандидатов на полный состав совета.

- Но в протоколах заседаний комиссии Росимущества мы можем увидеть только кандидатуры профессиональных директоров, без чиновников?

- В протоколах только профессиональные директора, не госслужащие, потому что мы госслужащих на нашей комиссии не рассматриваем. Комиссия компетентна рассматривать только кандидатуры не госслужащих. То есть профессиональные директора, которые у нас раскладываются на независимых и профессиональных поверенных. 495 - это общее число кандидатов, которых мы выдвигаем. Среди них есть и профессиональные директора, есть и госслужащие. Из 319 не госслужащих, профессиональных директоров, 118 человек предложено нами в качестве независимых директоров и 201 кандидат предложен в качестве профессиональных поверенных. Еще 27 независимых экспертов мы отобрали в ревизионные комиссии нескольких обществ.

- Чиновники появятся уже в проектах распоряжений правительства?

- Чиновников мы не рассматриваем на нашей комиссии, они появятся в проектах распоряжений. Собственно, 495 минус 319 - это и есть госслужащие. Здесь мы полагаемся в первую очередь на отраслевое (для каждой конкретной госкомпании из спецперечня - ИФ) министерство или ведомство. Потому что если они, например, вместо одного своего заместителя министра дают другого, - то это их вопрос: может быть, у них изменилось кураторство, может быть, произошло какое-то перераспределение полномочий. Единственное, на чем мы настаивали, - это чтобы по тем обществам, которые планируются к приватизации, был представитель Росимущества либо Минэкономразвития, чтобы мы могли обеспечивать реализацию "дорожной карты" по приватизации.

- Каковы были критерии отбора профессиональных директоров, на основании которых было отобрано всего 10% от изначального количества поданных заявок?

- Все очень просто. У нас на сайте вывешен протокол заседания комиссии от 8 ноября, это протокол установочного заседания комиссии. Мы на установочном заседании комиссии договорились о тех критериях, которыми мы будем пользоваться при рассмотрении заявок от профессиональных директоров. Там эти критерии перечислены. Первый критерий - опыт работы на руководящих должностях, то есть опыт руководителя, чтобы был хороший менеджерский опыт. Второй критерий - это опыт работы в качестве члена совета директоров, то есть чтобы человек в совет директоров крупной госкомпании пришел не как "в первый раз в первый класс", а чтобы у него опыт работы в совете директоров уже был. Третий критерий - это наличие одной из ключевых компетенций, к которым мы относим следующее: компетенция в сфере аудита, компетенция в сфере стратегического планирования, компетенция в сфере кадров и вознаграждений, компетенция в сфере финансов и инвестиций, а также компетенция в сфере модернизации производства и инновационного развития. Четвертый критерий - это наличие общепризнанных международных сертификатов у кандидата. Что касается ключевых компетенций, которые я назвал, то они не просто так возникли, они нами так сформулированы именно с прицелом на то, что кандидат будет возглавлять соответствующий профильный комитет при совете директоров.

Если у человека хорошая компетенция в сфере аудита и он пишет о соответствующем опыте и сертификатах, то мы сразу видим, что это очень сильная заявка на то, чтобы этот кандидат был председателем комитета по аудиту. И так далее по остальным. Дальше что происходит? У нас же заявки принимаются ото всех в электронном виде через наш межведомственный портал. Это означает что? Что люди заполняют некую форму, а форму эту им даем мы. То есть мы решили, что у нас будут такие-то важные критерии. Соответственно, мы в форму добавили раздел, например, ключевых компетенций: укажите, какие компетенции вы имеете; укажите, какими общепризнанными международными сертификатами вы обладаете; загрузите скан-образ международного сертификата. В итоге анкета кандидата удостоверяется его электронной подписью, то есть это юридически значимый документ. Поэтому мы на выходе потом имеем выгрузку из нашей базы данных в электронный массив, который мы можем достаточно легко отсортировать по тем критериям, которые мы сформулировали. Если бы мне 3 тысячи анкет принесли на бумаге, которые нужно прочитать и как-то там просмотреть, то это было бы просто нереально, это профанация. А поскольку мы изначально собираем всю информацию в электронном виде и можем ее запросить таким образом, чтобы нам потом ее удобно было обработать в электронном виде, то дальше это вопрос простой выгрузки и соответствующей сортировки. Сортируем массив по убыванию, допустим, количества лет работы кандидата в совете директоров или на руководящих должностях. Таким образом, исходя их этих критериев, вверху списка появляются некие лидеры, которых мы начинаем обсуждать. Если 60 человек подали заявки в это общество, то по результатам сортировки мы увидим, что есть, например, 5-10 фаворитов, а дальше мы уже более детально начинаем обсуждать компетенции каждого из них. У нас на заседаниях присутствуют члены общественных профессиональных организаций, которые объединяют этих профдиректоров и знают своих профдиректоров лично в лицо. И они про каждого говорят: да, вот этот кандидат подал заявку, это член РСПП, или член Ассоциации независимых директоров, или Российского института директоров, да, мы лично его знаем, он хорош тем-то и тем-то, именно в этом обществе пригодятся его такие-то и такие-то компетенции.

- На основе чего принималось решение, будет ли человек профессиональным поверенным, голосующим по директиве правительства, или независимым директором?

- В большинстве случаев люди сами при подаче заявки через наш портал выбирали, хотят они работать в качестве независимого директора или в качестве поверенного - была такая опция. Либо они оставляли это на решение нашей комиссии. Тогда мы сами смотрели и решали. Если это человек с каким-то серьезным международным опытом или опытом работы в крупных инвестбанках, конечно, мы старались таких людей делать независимыми директорами. Если, например, кандидат сейчас - действующий член совета директоров, является профессиональным поверенным и по компетенциям обыгрывает остальных претендентов, остается, мы решаем оставить его поверенным. То есть это обсуждалось членами комиссии, и общественные организации иногда тоже говорили: нет, давайте вот этого лучше независимым, а в каких-то случаях они говорили, что давайте лучше здесь его сделаем поверенным.

- Процедура понятна, но из протоколов видно, что иногда единогласной позиции по кандидатам не было. Как часто встречались такие случаи и с чем они были связаны?

- Много было хороших, сильных кандидатов, так что часть комиссии говорила, что ей нравится Иванов, Петров, Сидоров. А другие говорили, что, да, они, конечно, специалисты хорошие, но вот есть, смотрите, еще такие-то и такие-то. Мы говорим: действительно, вы правы. И определиться сложно. Поэтому мы берем и пишем и тех, и других, и начинаем голосовать. Кто большее количество голосов набирает, тех и отбираем.

- Часто ли были протесты против каких-либо кандидатур?

- Да, бывали протесты, они в протоколах будут отражаться. Не могу сказать, что часто, но, с другой стороны, я считаю, что регулярные протестные высказывания - это хороший показатель и индикатор некоей демократической и творческой процедуры.

- Как эти протестные настроения будут учитываться?

- Если протест есть, он обязательно будет отражен в протоколе. Протоколы публичны, то есть любой желающий может с ними ознакомиться, прочитать и сделать для себя выводы. Так, достаточно острая полемика была по выдвижению в наблюдательный совет АИЖК, много спорили по кандидатам для "Первого канала". Серьезная дискуссия была по РЖД, поскольку представитель АПИ настаивал на том, что есть конфликт интересов (у нескольких кандидатов в совет - ИФ). Однако комиссия - это орган, который работает с конкретными документами. По каждому из кандидатов у нас есть подробная анкета и заявка кандидата. Эта анкета удостоверена электронной подписью, то есть это юридически значимый документ. В анкете есть вопрос: являетесь ли вы аффилированным лицом, есть ли у вас конфликт интересов? Все кандидаты, о которых шла речь, ответили на вопрос отрицательно. То, что у членов комиссии есть своя точка зрения, - это хорошо. Они ее высказали, мы ее зафиксировали.

- Все ли подававшие заявки кандидаты были членами профессиональных объединений, или были и ни в каких объединениях не состоящие директора?

- По-разному, есть люди, которые не состоят ни в каких ассоциациях, много было тех, кто состоят. Конечно, большинство тех, кто состоят. Есть уважаемые авторитетные люди, например, Вячеслав Пивоваров, которого мы отобрали в пять обществ, - это гендиректор Altera Capital. У него потрясающая анкета, потрясающий опыт, но он членом никакой организации не является. Мы рекомендовали, например, Игоря Ложевского, это бывший руководитель Deutsche Bank в России. Хотя его предлагали несколько организаций, я так понимаю, формально он ни в какой организации не состоит: они просто говорят, мол, да, мы его знаем, мы с ним общаемся.

- Когда будут подготовлены проекты распоряжений правительства?

- Проекты распоряжений Росимущество вносит в Минэкономразвития, которое, согласно постановлению правительства N738, до 1 декабря их вносит в правительство.



Распечатать

Скачать в формате:

Adobe PDF

Microsoft Word

Поделиться новостью:



Теги: Информационные технологии, Кадры, Крупнейшие гос. активы