Размер шрифта:

Заместитель руководителя Росимущества Эдуард Леонидович Адашкин ответил на вопросы немецкого делового журнала «Ost-West-Contact»

25.01.2011 / Новости

«ПО ПЛАНУ»
В ноябре прошедшего года российское правительство приняло программу приватизации государственных предприятий на период с 2011 по 2013 год. Продаются не только доли в крупных предприятиях, таких как ВТБ или нефтяной концерн Роснефть, но также и более 800 средних и малых госпредприятий пойдут с молотка. OWC побеседовал с Э.Л. Адашкиным о ходе приватизации в прошедшие годы, о планах на будущий период и об участии в процессе приватизации иностранных фирм.

OWC
Господин Адашкин, 20 лет назад Россия начала процесс приватизации — но не особенно успешно продвинулась в этом деле. Теперь принят новый закон о приватизации, чтобы придать стимул этому делу. Зачем?

Эдуард Адашкин
В 90-е годы мы стояли перед задачей создать широкую прослойку частных собственников. Затем важнейшая задача заключалась в том, чтобы пополнить бюджет за счет выручки от продажи госимущества. Сегодня во главе угла процесса приватизации стоит модернизация. Отдавая предприятия в частные руки, мы хотим повысить их экономическую эффективность.

OWC
Достаточно ли заинтересованных лиц?

Э.А.
Рынок очень оживился. В прошлом году мы продали гос. долю в 120 предприятиях и за счет этого получили более 700 млн. долларов США

OWC
Тем самым вы осуществили задуманное?

Э.А.
Да, в 2010 впервые за три года мы получили от приватизации столько, сколько запланировали.

OWC
Покупатели, кто они?

Э.А.
Портрет покупателя сильно изменился с 2006 года. Покупают, прежде всего, те, кто уже является владельцем предприятия определенной отрасли. Приобретая гос. предприятие этой же отрасли они могут укрепить свои позиции на рынке.
Если продаются небольшие пакеты акций, то подключаются частные акционеры предприятия.
Затем мы отмечаем большой интерес со стороны управляющего персонала продающихся предприятий. Мы оцениваем такой интерес положительно, так как такие покупатели не станут менять профиль предприятия и, как правило, сохраняют рабочие места. Таким предприятия мы уделяем особое внимание.

OWC
Разве социальные обязательства связаны с приватизацией?

Э.А.
Нет, но мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы сохранить рабочие места. Мы пытаемся стимулировать новых владельцев. Они имеют больше свободы и заинтересованы в прибыли.

OWC
Но кто даст гарантию, что предприятие будет при этом также модернизировано? Кто или что служит защитой от спекулянтов?

Э.А.
Как я уже сказал, основной упор делается на модернизацию. Поэтому мы предлагаем различные выгодные условия как, например налоговые льготы или кредиты на выгодных условиях, чтобы облегчить новому владельцу начало работы. Мы следим за развитием предприятия также после продажи.

OWC
Но предприятие достается тому, кто предложит большую цену, а не лучший проект его модернизации?

Э.А.
Да предприятие продается на открытом аукционе. Но так как процесс является открытым, предприятие, выставленное на продажу давно и заранее известно, то заинтересованные стороны могут к этому подготовиться. Мы заботимся о том, чтобы были серьезные покупатели, не спекулянты. После кризиса покупка предприятий стала неинтересна для спекулянтов. Чем тщательней мы готовимся к торгам, тем большую выгоду мы получим.

OWC
Как реагируют заинтересованные стороны, которые остались не у дел? Много ли заявлений оспаривающих сделки?

Э.А.
Моральная неудовлетворенность велика. Но законодательно все урегулировано. Конечно, проигравшие иногда обращаются в суд — это же открытый, демократичный процесс. Но я не могу припомнить ни одного случая, когда решение пришлось бы отменить.

OWC
Какие особенно интересные объекты были приватизированы в прошедшем году?

Э.А.
В конце года мы продали Метрострой. Концерн, который строит московское метро, приобретен Центросторем за 184 млн. евро. Стартовая цена составила 70 млн. долларов.
Затем государство продаст свои доли в 20 морских и речных портах. Это также вызовет большой интерес. Среди прочих, прежде всего аграрные предприятия перейдут в частные руки, но и другие отрасли тоже участвуют.

OWC
Где немецкие предприятия могут получить информацию и как они могут принять участие в процессе приватизации?

Э.А.
Мы тесно контактируем с «восточной комиссией».  План приватизации на ближайшие три года опубликован в конце ноября 2010, мы хотим представить его на английском и немецком языках. В остальном- предприятия могут принимать участие в приватизации на открытых аукционах как и любая российская фирма.



Распечатать

Скачать в формате:

Adobe PDF

Microsoft Word

Поделиться новостью:



Теги: Интервью, вопросы приватизации


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER