Размер шрифта:

Новости

Интервью Заместителя руководителя Росимущества Игоря Бабушкина "Российской газете"

05.11.2013 / СМИ о нас / Новости

Суда топят казну 
      Россия тратит до 150 миллионов рублей в год на содержание иностранных кораблей

Текст: Юлия Кривошапко

Каждый год Россия вынуждена тратить десятки миллионов рублей на хранение и содержание конфискованных пограничниками иностранных рыболовецких судов. Росимущество предлагает решить проблему поправками в закон о рыболовстве.

      
Об этой и других инициативах ведомства в сфере управления госсобственностью в интервью "РГ" рассказал заместитель руководителя Росимущества Игорь Бабушкин.

      Сколько иностранных судов наша страна сейчас вынуждена содержать за счет федерального бюджета?
      Игорь Бабушкин: Около 50. Это рыболовецкие суда, конфискованные российскими пограничниками в Дальневосточном регионе: на Камчатке, Сахалине, в Приморье, Магаданской области. Большинство судов не имеют регистрации права собственности РФ и приписаны к портам иностранных государств. Из-за этого мы не можем ни использовать, ни продавать, ни утилизировать их - только хранить и содержать. Был прецедент, когда судно затонуло и его пришлось поднимать на поверхность. Все это выливается в серьезные затраты, которые достигают 150 миллионов рублей в год. Для сравнения, на содержание всего имущества казны, а это 88 тысяч объектов, на 2013 год было направлено около 181 миллиона рублей.
      
      Что можно сделать для решения проблемы?

      Игорь Бабушкин: Минэкономразвития и Росимущество выступили с инициативой внести поправки в закон о рыболовстве. Они подразумевают упрощенный порядок продажи или утилизации конфискованного имущества, если иностранное государство не заявило на него свои права. Подготовленный нами законопроект прошел согласование в Федеральной службе безопасности, минфине, Росрыболовстве, прошел антикоррупционную экспертизу в минюсте и сейчас находится в правительстве. Однако Законодательное собрание Камчатского края в Госдуму на рассмотрение внесло законопроект, который регулирует те же самые правоотношения. Рассмотрение наших поправок приостановили до принятия решения по законопроекту камчатских депутатов. Рассчитываем, что в ближайшее время один из законопроектов будет рассмотрен.

      Как сейчас удается выходить из положения?
      Игорь Бабушкин: В условиях дефицита средств расходы организаций, которые содержат и охраняют конфискованные суда, оплачиваются по исполнительным листам. Если своевременно оплатить не получается, возникают проблемные ситуации. К примеру, в нашем территориальном управлении по Камчатскому краю был период, когда в связи с арестом счетов сотрудники не получали зарплату.

    Около 50 конфискованных пограничниками иностранных судов отстаиваются в России за казенный счет

      С какими еще объектами, находящимися на балансе казны, есть проблемы?
      Игорь Бабушкин:
С поисково-разведочными скважинами. По четырем таким скважинам, расположенным в границах Астраханского газоконденсатного месторождения, мы имеем решения суда, обязывающие Российскую Федерацию в лице территориального управления Росимущества, осуществить ликвидационные меры. В свое время эти объекты исключили из списка имущества, которое можно было приватизировать. Предыдущий пользователь скважин - предприятие не осуществило ликвидацию скважин должным образом. И теперь такие объекты отнесены к имуществу казны. Кроме того, в настоящее время скважины расположены в пределах участка недр, лицензия на пользование которым выдана "Газпром добыча Астрахань". По предварительным расчетам, на ликвидацию одной скважины требуется полтора миллиарда рублей. Мы подавали заявку в минфин, есть поручение курирующего вице-премьера, адресованное минприроды, минэкономразвития и "Газпрому" изыскать механизмы финансового обеспечения проведения работ по ликвидации этих скважин Но это разовое решение. Похожие проблемы могут возникнуть и уже возникают в других регионах. Поэтому мы пытаемся совместно с минэкономравития и минприроды выработать схему, по которой ответственность за скважины, находящиеся на распределенном участке недр, несет организация, непосредственно работающая на этом участке.

      Сейчас проводится ревизия защитных сооружений - убежищ, противорадиационных укрытий. Зачем это нужно?
      Игорь Бабушкин:
Это реализация поручений президента и правительства. Предыдущая подобная инвентаризация в 2006 году показала, что на территории России подавляющее количество защитных объектов было принято в эксплуатацию до 1992 года и находится в неудовлетворительном состоянии. Но единого реестра таких объектов нет. Из-за того, что мы не имеем полной картины по защитным сооружениям, не можем провести и разграничение, в чьей собственности: федеральной, региональной или муниципальной - они должны находиться. Поэтому Росимущество инициировало новую инвентаризацию. В силу закрытости информации в процессе проведения этой работы возникают определенные трудности. Но мы сейчас обсуждаем возможные решения проблемы с ФСБ и рассчитываем, что к декабрю 2014 года инвентаризация будет завершена. Помимо количественного состава такого имущества, стоит задача оценить его качество, то есть понять, соответствует ли состояние защитных сооружений требованиям, которые к ним предъявляются.

      Как идет передача религиозным организациям объектов религиозного назначения, которые находятся в собственности государства?
      Игорь Бабушкин: В этом году от религиозных организаций поступило 175 заявок, 25 одобрено. В ряде случаев передача таких объектов связана с большими временными и финансовыми затратами. В качестве примера можно привести объекты, находящиеся в ведении Федеральной службы исполнения наказаний. Многие колонии расположены в бывших православных монастырях. Чтобы передать эти сооружения религиозным организациям, нужно построить новые объекты для ФСИН. А это связано не только с поиском подходящих земельных участков. Необходимо провести инженерные изыскания, проектирование, наконец, само строительство, в том числе объектов обороны и безопасности. Транспортировка имущества и заключенных тоже требует времени и денег. Что касается финансовых затрат, то, по предварительным оценкам, это полтора-два миллиарда рублей в расчете на одну колонию.
      Сложности в процессе передачи объектов религиозного назначения возникают и по причине противоречия в законодательстве. В Росимущество поступает немало заявок на передачу объектов религиозного значения, которые расположены на особо охраняемых природных территориях. Таких, как государственные заповедники. По закону объекты, которые расположены на их землях, за ними же и закрепляются. И это имущество по природоохранному законодательству не может отчуждаться или передаваться кому-либо на каких-то других условиях. При этом закон не предусматривает возможности отказа в передаче объектов религиозного значения в безвозмездное пользование религиозной организации, если она обратилась с такой заявкой. С национальными парками ситуация обратная: объекты могут отчуждаться из государственной собственности и передаваться церкви, но природоохранное законодательство не позволяет впоследствии вести на территории национального парка религиозную деятельность. Мы провели совещание при участии минприроды, представителей религиозных организаций, на котором обсудили возможность внесения поправок, которые бы устранили эти противоречия. Если они будут приняты, религиозные организации смогут пользоваться этими объектами, но с ограничениями, которые накладывает закон об особо охраняемых природных территориях.

Оригинал статьи



Распечатать

Скачать в формате:

Adobe PDF

Microsoft Word

Поделиться новостью:



Теги: Казна, Земля, Конфискат, Инвентаризация, Астрахань