Размер шрифта:

Новости

Интервью Заместителя руководителя Росимущества Ивана Аксенова "Российской газете"

29.10.2013 / СМИ о нас / Новости

Третий не лишний
      В 2014 году к приватизации госимущества подключат независимых продавцов

      Текст: Юлия Кривошапко

      С 2014 года государство будет активнее избавляться от своей собственности с помощью независимых продавцов. Зачем это нужно, сколько уже удалось заработать на "массовой приватизации" и много ли у государства проблемного имущества, которые сложно продать? Об этом в интервью "РГ" рассказал замглавы Росимущества Иван Аксенов.

Сколько принесла бюджету продажа небольших активов?

Иван Аксенов: В план заложена цифра - три миллиарда рублей ежегодно. В 2013 году от приватизации получили 6,26 миллиарда. Мы специально сконцентрировали свои усилия на предпродажной подготовке и выставлении на торги значимых дорогих активов, которые можно быстро и выгодно реализовать, чтобы обеспечить поступления в бюджет. Из заявленных в программе на 2011-2013 годы 1482 акционерных обществ свыше 700 уже продано. С учетом тех 440, которые есть в плане на 2014-2016 годы, останется приватизировать немногим больше 1200.

А что с государственными унитарными предприятиями?

Иван Аксенов: До 2017 года нам предстоит акционировать порядка 600 предприятий. При этом акционирование не предполагает их обязательную последующую продажу: государство просто реструктурирует модель управления, формируя холдинговые компании, в том числе, например, в космической отрасли, оборонно-промышленном комплексе, системе спецстроя...

Нет опасений, что в следующие два-три года денег не доберете, раз все интересные и дорогие активы уже продали?

Иван Аксенов: Когда был кризис в 2008 году, сделки действительно остановились. Сейчас другая ситуация. К тому же мы планируем активнее привлекать к процессу независимых продавцов. Сегодня реализуется пилотный проект с "Российским аукционным домом". Думаю, в 2014 году не меньше 200-300 акционерных обществ будут проданы именно при участии независимых продавцов.

В чем плюсы их участия в продаже госсобственности?

Иван Аксенов: Независимый продавец больше мотивирован на результат, получая премию от каждой сделки. А раз так, то и ведет он себя более активно, стремясь прилечь к торгам как можно больше покупателей и максимально повысить стоимость актива. Хорошо проведенный процесс - не меньше пяти-шести участников торгов, и рост цены по сравнению с первоначальной - не менее чем на 30-40 процентов.

Сколько независимых продавцов планируете привлечь?

Иван Аксенов: Ограничений нет. Перечень компаний, которых мы можем привлекать в качестве продавцов, утвержден правительством - это авторитетные и уважаемые компании, инвестбанки. Другой вопрос, что независимые продавцы не хотят работать с проблемными и дешевыми активами. Мы сейчас думаем, как все-таки привлечь независимых продавцов и к таким активам, но пока решения нет.

Вы упоминали, что при подготовке госактивов к продаже сталкиваетесь с криминальными схемами по уводу имущества. Много таких случаев?

Иван Аксенов: К сожалению, да. Мы начали вести реестр таких проблемных акционерных обществ, за последние три месяца в него добавлено около 40 компаний. Махинации связаны с выводом активов, появлением разного рода обременений, сомнительной кредиторской задолженности. По одному из таких случаев - "Российским лотереям" - по просьбе Росимущества недавно проводила проверку Счетная палата. Выяснилось, что, по сути, вся советская система "Спортлото", в 1990-х годах внесенная в уставный капитал этой компании, за прошедшие 20 лет практически исчезла. В итоге стоимость актива в 2013 году была оценена в пять миллионов рублей. Мы решили, что отдавать за бесценок нет смысла и не стали выставлять общество на торги. Анализируем возможность вернуть часть активов, одновременно думаем, что можно сделать, чтобы компания стала инвестиционно привлекательной.
      Во многих случаях приходится анализировать ранее совершенные сделки по выводу активов, искать нарушения на основании которых их можно оспорить, собирать материалы, направлять их в правоохранительные органы. Наши сотрудники вынуждены заниматься непрофильной работой. Это, безусловно, мешает выполнять программу приватизации.

Тем не менее по-прежнему рассчитываете, что все госимущество, заявленное в программе, удастся продать до 2017 года?

Иван Аксенов: Продать 1200 акционерных обществ за 3,5 года проблемы не составляет. Но задача не в том, чтобы, что называется, сбыть с рук все активы, которые включены в план и забыть о них. Мы хотим привлечь к приватизации инвесторов, которые будут сохранять и развивать то, что государство им отдает. Это сложнее, чем просто продать. В списке на приватизацию есть, например, крупные сельскохозяйственные акционерные общества. У ряда из них огромные земельные участки, расположенные вблизи региональных центров. Если просто так выставить активы на продажу, скорее всего, их купит кто-то из лендлордов, участки застроят, а сотрудникам придется искать новую работу.
      Обсуждаем такие случаи с руководством регионов. Пока в двух случаях выход нашли в том, чтобы переместить производство подальше от города. Активы станут менее привлекательными, но в этом случае их купит только стратегический инвестор, которому действительно нравится развивать сельхозпроизводство. А освободившуюся землю можно будет, к примеру, продать под коммерческую застройку или передать фонду РЖС или субъектам под строительство жилья экономкласса.

Оригинал статьи



Распечатать

Скачать в формате:

Adobe PDF

Microsoft Word

Поделиться новостью:



Теги: Земля, Крупнейшие гос. активы